8 800 250-50-70

8 495 646-14-94


  

Заказать звонок




Игра по правилам и без

Игра по правилам и без

16 декабря 2009 г.


Привлечь венчурные инвестиции — заветная мечта многих предпринимателей. Но вместе с капиталом компании получают и принципиально новые правила игры. Готовы ли они им следовать, когда обстановка в условиях кризиса меняется на глазах?

Николай Гришин

Совет директоров, наемные менеджеры, четкие регламенты и строгая отчетность — для многих бизнесменов, привлекающих венчурный капитал, все это в новинку. Особенно тяжело бывает отказаться от привычки единолично принимать ключевые решения. От серьезных осложнений ситуацию зачастую спасает умение венчурных инвесторов договариваться обо всем "на берегу" — четкий бизнес-план они рисуют задолго до подписания итоговых соглашений.

Практика показывает, что результат нередко оправдывает все сложности переходного периода. Business Guide обнаружил несколько примеров того, как венчурные фонды помогли подопечным компаниям пережить кризис.

Экран апокалипсиса


В холле торгового центра скопилась толпа школьников. Они увлеченно пытаются растоптать разноцветных рыбок. Рыбки безмятежно плавают по полу, но когда очередной школьник уже заносит ногу, чтобы на них наступить, испуганно уплывают в сторону. Технология не так сложна, как кажется — проектор транслирует изображение, а датчики отслеживают движения школьников, и рыбки благополучно отплывают.

Компьютерной графикой и спецэффектами авиаинженер по образованию и владелец компании "БС Графика" Сергей Баженов занимается уже 17 лет. В 90-е годы он делал клипы для звезд эстрады и телемосты для ТВ-каналов. Мчащаяся тройка лошадей на эпохальной заставке РТР — его работа. В 2000-х Баженов увлекся кино. Продюсировал, к примеру, вышедший на экраны в 2007 году фильм "Код апокалипсиса" с Анастасией Заворотнюк в главной роли. Фильм, правда, провалился в прокате — при бюджете около $15 млн собрал лишь $8 млн. Другой проект Баженова мультфильм "Лягушачий рай" тоже застопорился — премьера была намечена еще на 2007 год, но из-за проблем с финансированием перенеслась на неопределенный срок.

Неудивительно, что Баженов решил заняться куда более приземленным бизнесом — рекламой. Его специалисты создали программное обеспечение, позволяющее распознавать пол, возраст людей (женщинам проектор может показывать рекламу косметики, мужчинам — автомобилей и т.п.) и подстраивать изображение под их движения. Причем изображение можно проецировать не только на пол, но и на стены, потолок — можно создать полностью оцифрованную комнату.

Вооружившись этой технологией, предприниматель задумал создать сеть интерактивных поверхностей в торговых центрах и транслировать там рекламу. Поначалу он вел переговоры об инвестициях с "Тройкой Диалог", но они затянулись, зато проектом заинтересовались в компании "ВТБ Управление активами" — "ВТБ-Фонд венчурный" в 2007 году выделил Баженову около $2 млн на создание сети рекламных конструкций.

"У нас сложилась парадоксальная ситуация, — вспоминает Баженов, — Осенью 2008 года все было готово — программная платформа работала, мы разместили 50 экранов в торговых центрах Москвы и других городов, но рекламный рынок неожиданно схлопнулся". Судьба проекта висела на волоске.

Однако совет директоров "БС Графика", куда помимо Баженова входят люди из ВТБ, нашел неожиданный выход — он решил кардинально переориентировать интерактивную платформу. На нужды государства и госкомпаний — самых платежеспособных сейчас клиентов. Первым стал Сбербанк, для которого "БС Графика" оформила стенд на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Виртуальный консультант предлагал посетившему форум Дмитрию Медведеву кредиты, а Герман Греф увлеченно играл в виртуальный футбол.

Столь громкий PR сделал свое дело. "БС Графику" стали приглашать оформлять выставки. На сочинском форуме, к примеру, предприниматель "телепортировал" людей — проводил телемосты, транслируя изображение на голографическую пленку. Таким образом участники конференций могли видеть не только "картинку", но и трехмерную копию выступающего. На последней выставке "Инновации и технологии", прошедшей в "Крокус Экспо" 18-21 ноября, компания Баженова оформила всю входную секцию.

Все это, конечно, разовые мероприятия, но Сергей Баженов, похоже, нашел и постоянного клиента. На днях его компания сделала для Сбербанка первый "офис будущего" в Москве и уже получила заказ на 6 подобных проектов. Программное обеспечение "БС Графики" отслеживает, кто пришел в отделение, каков пол человека, возраст, за какими услугами он обратился, куда смотрит и т. д. Для маркетологов госбанка — это ценная информация.

В будущем Баженов собирается поставить на поток "безоперационную выдачу кредитов" — скорринговая программа банка в альянсе с программой распознавания пола и возраста позволяет выдавать кредиты на небольшие суммы без участия сотрудников банка. Бизнесмен уверяет, что после провала осенью прошлого года компания снова вошла в график бизнес-плана.

"Когда начался кризис, мы собирали по четыре совета директоров в месяц. Это нас здорово дисциплинировало — постоянные отчеты, проверки. Но вся эта бюрократия добавила качества нашей работе, и в итоге мы выжили", — констатирует Сергей Баженов.

Национальная навигация

Рынок бытовых автомобильных навигаторов захватили иностранные производители, но в корпоративном сегменте успешно развиваются российские производители. Почему так?

Все дело в отечественном менталитете. "Часто мы сравниваем пробег по одометру и по спутникам — плюс-минус 30% встречается сплошь и рядом, — рассказывает исполнительный директор и совладелец компании "Русские навигационные технологии" (РНТ) Иван Нечаев, — Наши кулибины поставили обман на поток, на радиорынках можно купить приборы, которые позволяют накручивать пробег. Европейцам такое и не снилось".

РНТ занимается разработкой и продвижением системы мониторинга "АвтоТрекер", позволяющей следить в режиме онлайн за передвижениями автотранспорта и его состоянием с помощью спутников GPS и "Глонасс". По планам компании, выручка в 2009 году составит 200 млн рублей.

Кризис рынку контроля за транспортом нипочем — чем хуже ситуация в отрасли, тем больше желающих воровать. В итоге рынок удваивается ежегодно, на него постоянно выходят все новые игроки. Так что РНТ, которая, по собственным подсчетам, лидирует на рынке, столкнулась с любопытной проблемой — как не отстать от бурно растущего спроса.

"Просто реинвестируя прибыль, мы бы неминуемо отстали от рынка, а привлекать кредитные ресурсы было тяжело — банкам наш бизнес непонятен, закладывать специфическое оборудование трудно, так что венчур оказался единственным выходом", — рассказывает Иван Нечаев.

В сентябре 2008 года РНТ привлекла 170 млн инвестиций "ВТБ-Фонд венчурный". Деньги пошли на создание сети из 12 региональных представительств в России и СНГ, расширение производства (год назад в компании работало 30 человек, сейчас более 120) и новые разработки. РНТ выпускает как "железо", так и "софт", но новые разработки связаны в основном с "софтом". К примеру, РНТ научилась встраивать навигационные элементы в системы автоматизации предприятий (1С, SAP и другие).

"Умные" системы борются не только с воровством, они способны здорово сократить издержки. К примеру, специальные датчики отслеживают не только перемещение контейнеров, но и температуру окружающего воздуха. Если температура повышается, датчик автоматически включает генератор и охлаждает контейнер. Это актуально, например, при перевозках скоропортящихся грузов.

РНТ еще в прошлом году была совсем небольшой компанией, созданной группой энтузиастов, выпускников МИФИ. После того как в капитал вошел ВТБ, собственникам пришлось перестраивать свой бизнес — раньше до корпоративного управления у них руки не доходили. "Когда ты выбираешь — вывести новый продукт или инвестировать деньги в корпоративное управление и отчетность, то склоняешься к тому, что очевидно и сразу принесет деньги — новый продукт", — рассказывает Нечаев. Привлечение венчурных инвестиций стало для компании стимулом упорядочить свою работу.

У владельцев РНТ остался контрольный пакет и, соответственно, право решающего голоса, но они им еще ни разу не воспользовались. "У нас взгляд замыленный немножко. И внешняя точка зрения профессиональных экономистов не помешает", — считает Нечаев.

Химические тонкости

Управляющий директор фонда "Биопроцесс Кэпитал Венчурс" Василий Костяновский летает в Пермь каждый месяц, иногда не по одному разу. Мало того, что Василий возглавляет совет директоров Пермской химической компании (ПХК), так еще и нередко участвует в переговорах с важными клиентами.

"Наш принцип — глубоко погружаться в дела компаний, в которые мы инвестировали деньги. Проекты все инновационные, риски специфические, и на их будущее может повлиять даже незначительный, на первый взгляд, фактор", — рассказывает Василий. К примеру, неудачно проведенные клинические испытания способны поставить крест на перспективном фармацевтическом проекте.

Василий Костяновский — химик по первому образованию. "Это позволяет точнее понимать, что происходит с компанией. Мы с владельцами ПХК говорим на одном языке", — рассказывает инвестор.

Контрольный пакет небольшой Пермской химической компании (ее выручка в 2008 году составила 200 млн рублей) "Биопроцесс Кэпитал Венчурс" выкупил год назад. Фонд специализируется на инвестициях в химическую отрасль и биотехнологии. А ПХК как раз разрабатывает и выпускает продукцию тонкой фторной химии, так что ученым-разработчикам удалось заинтересовать инвесторов.

Правда, все планы очень быстро разрушились — кризис внес в сотрудничество коррективы. Фторные соединения используются в различных отраслях — микроэлектронике, фармацевтике, полимерной промышленности и др. Изначально ПХК нацелилась на рынок химикатов для микроэлектроники, где главными потребителями являются производители микрочипов из Юго-Восточной Азии. Но вот незадача — с началом кризиса производство на этом рынке упало почти в два раза, основные игроки резко уменьшили закупки инновационных продуктов, которые выпускает ПХК.

"Произошло резкое изменение конъюнктуры. Все договоренности и бизнес-план, который мы согласовали перед сделкой, потеряли актуальность, — вспоминает Василий Костяновский, — Пришлось и нам, и менеджерам ПХК, вновь погрузиться в анализ рынка".

Погружение принесло свои плоды — совет директоров ПХК принял решение переориентироваться на смежный рынок субстанций для фармацевтики. Рынок лекарств пострадал куда меньше, чем рынок микроэлектроники, а в последнее десятилетие сложные фторсодержащие химические соединения стали доминировать среди субстанций современных фармацевтических препаратов. К тому же субстанции востребованы в рамках популярных программ импортозамещения. Так что сейчас в компании утверждается новый бизнес-план, где упор сделан именно на фармацевтику.

"Обычно у нас действует правило "одна компания — один проект", а ПХК нетипичный венчур — это целый кластер продуктов, объединенных менеджментом и общей технологической компетенцией компании", — рассказывает господин Костяновский. Похоже, такая универсальность компанию в кризис и спасла.